Главная страница

Деформация правосознания


Скачать 44.5 Kb.
НазваниеДеформация правосознания
Дата07.02.2019
Размер44.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаGLAVA_3.doc
ТипДокументы
#66762

С этим файлом связано 14 файл(ов). Среди них: ZAKLYuChENIE.doc, VVEDENIE.doc, VVEDENIE исправленный вариант.doc, SPISOK_ISPOL_ZUEMOJ_LITERATUR.doc, Retsenzia_na_kursovuyu_rabotu_M_Yu_Pyatkovoy.docx, PLAN.doc, GLAVA_2.doc, Glava_1.doc, Титульник.docx, Список учебной литературы по теории государства и права и по про, содержание.docx, приложение 2.docx, приложение 1.docx, Введение, главы, литература.docx и ещё 4 файл(а).
Показать все связанные файлы
Подборка по базе: 17. Деформация. Сила упругости. Лабораторная работа №12 «Наблюде, Клинический рекомендации по диагностике и лечению пациентов с че, место и роль правосознания.doc, Ильин. О сущности правосознания.pdf


ГЛАВА 3. ДЕФОРМАЦИЯ ПРАВОСОЗНАНИЯ
Термин "деформация" (от лат. deformatio - искажение), не являясь юридическим термином, означает в естественных науках "изменение взаимного расположения точек твердого тела, при котором меняется расстояние между ними, в результате внешнего воздействия"27. В настоящее время данный термин широко используется всеми юристами-теоретиками, что показывает его удачность и точность отражения процессов, протекающих в правосознании индивида. Термин "деформация" "применяется в юриспруденции для характеристики тех устойчивых изменений психики субъектов, которые определяют его негативное отношение к праву и причины неправомерного поведения"28. Проблема деформации правосознания затрагивалась как дореволюционными, так и современными отечественными философами и правоведами в рамках теории правосознания. Можно выделить три периода в изучении проблем деформации.

На первом этапе, проходившем с конца XIX в. по 1917 г., термина "деформация" как такового не существовало, однако использовался термин "кризис правосознания", который трактовался в основном с философских позиций. Так, П.И. Новгородцев, говоря о кризисе правосознания, связывал его с изменениями политических и правовых убеждений и установок, с преувеличением роли и значения идеи правового государства, с отставанием положительных законов от движения истории. Вследствие этого, по его мнению, в жизни постоянно и неизбежно возникают конфликты между старым порядком и новыми прогрессивными стремлениями29. Л.И. Петражицкий также не употреблял понятия "деформация", но указывал, что в условиях "неразумного", "злокачественного" позитивного права возможно распространение права, основанного на несправедливости. По его мнению, именно чувство справедливости призвано регулировать конфликт между позитивным и интуитивным правом, т.е. правосознание30.

На втором этапе, проходившем с 1917 г. до конца 80-х годов, термин "деформация" также не использовался. В первые годы становления Советского государства допустимо было говорить только о наличии либо отсутствии революционного правосознания. Так, П.И. Стучка, изучавший проблемы правосознания, отмечал, что в молодом Советском государстве в связи с отсутствием развитой системы права работники юридического аппарата правосознанием практически не обладают31. В дальнейшем научная литература представляла социалистическое правосознание как некий идеал в противовес буржуазному. Существовало представление, что в процессе становления советской личности у нее неизбежно формировалось социалистическое правосознание. Однако наличие преступности заставило обратить внимание ученых на проблемы правосознания советского человека, поэтому начиная с 70-х годов появляются исследования А.Р. Ратинова, А.И. Долговой и других авторов, посвященные проблемам дефектного правосознания.

Третий этап, проходивший с конца 80-х годов, ознаменован массовым проявлением деформированного правосознания самых широких слоев населения страны. В юридической литературе этого периода наблюдается активное использование термина "деформация". Многие авторы, например П.П. Баранов, В.В. Русских, Н.Н. Вопленко, изучают этот феномен комплексно, с выделением признаков, форм проявления и путей преодоления.

Анализ научных исследований, посвященных феномену деформации правосознания, позволяет прийти к выводу, что в юридической науке до сих пор не сложилось единой теории этого явления, но выработано несколько определений. Вот некоторые из них.

Н.Н. Вопленко понимает под деформацией правосознания "негативное искажение идейно-психологической сферы личности или общества, способное причинить вред правовому регулированию общественных отношений и проявляющее себя как в области сознания, так и в области юридической практики"32.

В.С. Медведев определяет профессиональную деформацию как "рассогласование, нарушение в структуре личности отдельных, возникающие в результате негативных особенностей содержания, организации и условий служебной деятельности"33.

Из представленных определений видно, что у авторов отсутствует единое понимание этого явления, но все представленные исследователи согласны в одном - негативном, отрицательном характере деформации правосознания. Однако по данному вопросу существует иная точка зрения.

Специфической чертой российского правосознания, качественно отличающей его от западного правосознания, принято считать правовой нигилизм, выражающийся в неуважительном отношении к праву и отрицании ценности правового регулирования. Тем не менее, как это ни парадоксально звучит, нигилизм как вид деформации рассматривается некоторыми авторами и в позитивном плане. Например, по мнению В.П. Федорова, "невыносимая и малопонятная для населения строгость законодательства или узаконенная вседозволенность чиновничества, явная абсурдность мало продуманных государственных законов во все времена порождали вполне объяснимое сопротивление и противозаконные действия"34.

Сегодня в юридической науке в полной мере не сложилось единой классификации форм профессиональной деформации.

Н.Н. Вопленко выделяет следующие формы профессиональной деформации: правовой нигилизм, правовой инфантилизм или пробельность правосознания, негативно-правовой радикализм, спекулятивно-правовой популизм и нравственно-правовой конформизм35.

М.А. Шерменев полагает, что в современной России наиболее распространенными формами являются правовой инфантилизм, правовой нигилизм, правовой фетишизм и перерожденное правосознание36.

Характерными формами деформации профессионального правосознания П.П. Баранов называет обвинительный уклон, т.е. установка на виновность, своего рода презумпция виновности и презумпция собственной непогрешимости в решении профессиональных вопросов. В основе такой установки лежат, как представляется, ложная идентификация личности и безосновательное присвоение атрибутов выполняемой социальной роли, повышенная самооценка, претензии на безошибочность своих мнений, взглядов, актов, поступков37.

Правовой нигилизм понимается как неуважительное отношение к праву, закону, законности и правопорядку, выражающееся в осознанном игнорировании правовых требований и отрицании ценности правового регулирования. Это наиболее распространенная форма деформации правосознания.

Правовой инфантилизм заключается в недостаточности или пробельности правовых знаний, которых оказывается недостаточно для успешной профессиональной юридической деятельности. Его проявлением является юридическая неграмотность и непрофессионализм.

Негативно-правовой радикализм, или перерожденческое правосознание, основано на сознательном отрицании закона по мотивам корысти, алчности. Наиболее распространенными формами перерождения являются: совершение должностных преступлений и превращение места работы исключительно в средство нелегального заработка. Это крайняя степень искажения правосознания, при которой поведение человека становится полностью анормальным.

Спекулятивно-правовой популизм выражается в ярко выраженном настрое индивида на подчеркивание исключительной значимости своего отношения к работе и ее результатов, стремясь тем самым укрепить свой социальный и служебный статус. Его проявлением является работа должностного лица исключительно "на публику", выражающаяся в заигрывании с народом, спекулировании на его потребностях с целью приобретения авторитета и в конечном счете личных благ.

Нравственно-правовой конформизм характеризуется формальностью выполнения должностных обязанностей, их пассивностью и безынициативностью. Он выражается в пассивном восприятии правовой действительности, характеризуется стремлением всячески угодить коллегам и начальству, некритическим отношением к результатам своей работы и работе коллег.

Правовой фетишизм, или правовой идеализм, представляет собой гипертрофированное понимание роли права, правовых институтов и юридических средств в осуществлении социально-экономических, политических и иных задач без учета их реальных возможностей. Это безоглядная вера в силу правовых норм, которая находит воплощение в идее, что достаточно те или иные отношения урегулировать с помощью закона, как непременно соответствующие проблемы будут решены.


27 Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров. 4-е изд. М.: Сов. энцик., 1987. С. 381.

28 Вопленко Н.Н. Правосознание и правовая культура. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2000. С.

29 Новгородцев П.И. Введение в философию права. Кризис современного правосознания / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М.: Наука, 1996. С. 20, 265.

30 Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности / Отв. ред. И.Ю. Козлихин, Ю.А. Сандулов. СПб.: Лань, 2000. С. 507 - 508.

31 Стучка П.И. 13 лет борьбы за революционно-марксистскую теорию права. 1931. С. 38.

32 Вопленко Н.Н. Правосознание и правовая культура. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2000. С.

33 Медведев В.С. Преодоление профессиональной деформации. М.: Академия МВД России, 1992.

34 Федоров В.П. Любовь к праву или ненависть к законам: парадокс или закономерность // XXI. Юридическая наука - практике (проблемы теории, законотворчества и правоприменения). Владивосток, 1999. С. 233 - 234.

35 Вопленко Н.Н. Правосознание и правовая культура. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2000. С. 27.

36 Шерменев М.А. Деформации профессионального правосознания сотрудников уголовно-исполнительной системы (общеправовой анализ): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Владимир, 2006. С. 19.

37 Баранов П.П. Профессиональное правосознание работников ОВД / М-во внутр. дел СССР. ВЮЗШ, 1991. С. 84.



написать администратору сайта